Понедельник, 04 мая 2020 11:23

Благодатное время для духовно-просветительского наполнения сердца 

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

О жизни приходов и как протекают приходские будни – об этом вниманию дорогого читателя мы предлагаем беседу с клириками Центрального Луганского городского благочиннического округа в настоящей статье.

 


Луганский Центральный благочиннический округ возглавляет протоиерей Александр Пономарёв – настоятель храма иконы Божией матери «Умиление».

 — Отец Александр, кроме того, что вы являетесь настоятелем храма иконы Божией Матери «Умиление», который находится в центре Луганска, вы ещё и благочинный Центрального округа. Какие храмы, кроме вашего, в него входят? Расскажите луганчанам об этой стороне вашей деятельности.

— Наш Центральный округ сам говорит о своём географическом положении — большинство храмов находится в центре города Луганска. У нас 12 приходов. Это — известные всем горожанам храмы.

— Николо-Преображенский храм возглавляет протоиерей Богдан Федькив.

— Храм Всех Святых в районе автовокзала, куда приезжают различные святыни. Настоятель архимандрит Иоанн (Сухина).

— Недалеко от него расположен Свято-Благовещенский храм. Настоятель протоиерей Валерий Лазор.

— Деревянный храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» или «мучеников Гурия, Самона и Авива», настоятель протоиерей Павел Батарчуков.

Это и университетские храмы, которые находятся на территории учебных заведений. Так как я возглавляю епархиальный Отдел образования и катехизации, то по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Луганского и Алчевского Митрофана, чтобы было более эффективное взаимодействие отдела и административного округа, у нас есть храмы при университетах.

— Это храм благоверного князя Александра Невского — храм университета им. Даля. В этом году мы празднуем столетие этого учебного учреждения. Настоятель храма — протоиерей Сергий Каплун.

— Это храм мученицы Татьяны при университете им. Т. Шевченко, который возглавляет протоиерей Георгий Денисов. В следующем году и это учебное учреждение будет праздновать столетие со дня образования.

— Также есть небольшой храм иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» на территории Луганского Аграрного университета. Его возглавляет протоиерей Андрей Семёнов.

В этих храмах священники в большей мере несут миссионерскую деятельность в рамках образовательного проекта нашей епархии.

Кроме перечисленных к Центральному благочинническому округу приписаны:

— храм Киприана и Иустины на ул. Челюскинцев. Настоятель — протоиерей Игорь Лапин;

— храм Всех Святых, расположенный в сквере «9-го Мая». Его возглавляет протоиерей Георгий Блощица;

— часовня иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» на кв. Алексеева (при МЧС). Настоятель — протоиерей Алексий Болдырев;

— храм Рождества Святого Иоанна Предтечи в посёлке Видное. Настоятель — архимандрит Амвросий (Голышев);

— Он же возглавляет и строящийся Свято-Несторовский храм, который находится в районе ВВАУША;

У нас сложилась большая такая благочинническая семья, где мы созидаем, трудимся с благословения нашего правящего архиерея. У каждого священнослужителя есть своя специфика, свои особенности. Каждая община в чём-то уникальна по своему взаимодействию с людьми, по своему устроению, по своей миссионерской деятельности. На каждом из клириков Центрального округа лежит и большая ответственность. Так как наши храмы находятся в центре Луганска, то нас чаще приглашают на торжественные мероприятия, мы встречаемся с большим количеством самых разных людей. Многие храмы участвуют в общественной жизни города. Так, к примеру, при храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» традиционно проводятся казачьи гуляния. При храме иконы Божией Матери «Умиление» традиционно проводится благословение молодожёнов на православный брак. Есть множество мероприятий, которые формируют христианское мировоззрение и глубинную традиционную связь нашего народа с православным пониманием жизни, задач и целей каждого человека.

 — Отец Александр, какие из храмов вашего благочиния пострадали от военных действий в 2014-15 годах?

— Не было такого храма у нас, чтобы его не задело осколком войны. Где-то была разрушена часть строения, где-то были разбиты стёкла, повреждены купола. Мы знаем, что и центр, и другие районы Луганска обстреливались из крупнокалиберной артиллерии. К примеру, в самой начальной фазе тех событий сильно пострадал Свято-Благовещенский храм, в районе автовокзала была довольно интенсивная зона обстрелов. В храме «Умиления» пострадали от осколков хозблок, притвор, крыша, купола, колокольня. Многие витражи были уничтожены взрывной волной. Свято-Татьянинский храм был так же весь повреждён осколками во время массированных обстрелов. Всех Святых храму досталось немного меньше. Деревянный храм «Всех скорбящих радость» тоже получил осколочные ранения. Его хозяйственные пристройки пострадали довольно сильно.

— Крещение огнём наши храмы выдержали, а вот как удалось выжить в материальном плане?

— Когда пришла такая беда в наш город, храмы благочиния стали средоточием большой гуманитарной работы. Настоятели наших храмов занимались серьёзной гуманитарной деятельностью, находили возможность помогать людям в самое тяжёлое время. Это и организация раздачи питьевой воды, и продуктов питания. Роль Церкви была огромная в то тяжёлое время. Она объединила множество людей вокруг православной веры. В 14-м году многие люди находили в храмах не только молитвенное утешение, но и спасались от обстрелов в тех храмах, в которых можно было укрыться.

Так как наши храмы находятся в центре Луганска, то нас чаще приглашают на торжественные мероприятия, мы встречаемся с большим количеством самых разных людей. Многие храмы участвуют в общественной жизни города. Так, к примеру, при храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» традиционно проводятся казачьи гуляния. При храме иконы Божией Матери «Умиление» традиционно проводится благословение молодожёнов на православный брак.

Ни один из храмов не закрывался. Разве что на краткое время, когда были слишком массированные обстрелы. И всё же службы велись во всех наших приходах, люди приходили молиться даже под обстрелами, потому что находили утешение и надежду только в Боге. Это показало наше единство и крепость православного духа. Внутреннее генетическое состояние нашего народа было явлено в это тяжёлое время для всех нас, и храмы стали пространством для укрепления нашего духа. Мне не раз говорили люди, что если бы и храмы позакрывались тогда, то была бы полная безнадёжность. Поэтому все храмы нашего благочиния были открыты. Настоятели и священники в храмах были.

 — С того страшного 14-го года прошло 6 лет. Можно ли сказать, что сейчас материальное положение благочиния стало легче?

— Смотря с чем сравнивать. Если мы берём 14 и 15 годы, то стало легче. Сегодня мы реально понимаем, что каждый храм требует помощи жертводателей и благотворителей, которые бы помогали храмам восстанавливаться. Сложность заключается в том, что в благоустройстве храмов, в их строительстве мы не останавливаемся ни на минуту, чтобы храмы продолжали радовать прихожан своим благолепием, чтобы люди видели эту красоту, веровали и прославляли Господа нашего Иисуса Христа и Троицу Единосущную и Нераздельную.

Внутреннее генетическое состояние нашего народа было явлено в это тяжёлое время для всех нас, и храмы стали пространством для укрепления нашего духа.

Конечно, наша городская община, как и другие общины, должна понимать, что без Бога мы не можем построить никакого блага. Благ только Господь! Я, как благочинный, призываю людей помогать и молитвенно, и материально, и в человеческом отношении каждому приходу, потому что это наше с вами единое делание. Нельзя сказать, что помощи населения нет. И я благодарен людям, которые нам помогают. Но хотелось бы, чтобы активизация нашего православного общества происходила. У нас 80%, если не все 90%, люди православного вероисповедания. Хотелось бы, чтобы они понимали, что храм, который они видят, который стоит там, где они живут, — их святая христианская православная обязанность вложить какую-то, хотя бы малую лепту в этот храм. Это их храм, и строятся храмы для православных людей, для их духовной реализации, для их жизни настоящей и вечной. Это очень важно!

 — Обращаюсь к Вам, как к настоятелю храма, который находится в самом центре Луганска. А какая у вашей общины отличительная особенность? Занимаетесь ли миссионерской деятельностью, и есть ли у вас воскресная школа?

— Не знаю, можно ли считать миссионерскую деятельность нашего прихода отличительной особенностью, потому что то, что делаем мы, делают все православные общины. Есть у нас и воскресная школа. Она у нас была всегда. Не приостанавливалась её деятельность и в годы военных действий.

— По какой программе вы занимаетесь с детьми?

— По программе «Основы православной культуры», которая принята в нашей республике. То есть мы берём этот учебник, методические пособия и с детьми проходим этот курс. Мы это создавали, мы и применяем на практике. Понятно, хотелось бы большего. Нужны классы, чтобы разделить детей по возрастным группам.

Наша задача — это постоянное общение с прихожанами. С людьми, которые к нам приходят, мы встречаемся, стараемся поговорить с каждым, кто в этом нуждается. Духовная беседа с человеком — это и есть наша миссионерская работа.

Есть у нас ещё и такая практика, когда маленьких детей родители приводят в воскресную школу во время богослужений. С ними занимаются наши педагоги духовно-нравственной тематикой, а за полчаса до Таинства принятия Причастия детей приводят в храм. Это даёт возможность родителям спокойно побыть на службе. Всё же дошкольники немощны ещё, они не могут 2 часа стоять на богослужении. У нас они находятся с воспитателями, которые наполняют их духовными началами знаний, а потом их приводят в храм, где они вместе с родителями принимают Таинство Причастия.

…строятся храмы для православных людей, для их духовной реализации, для их жизни настоящей и вечной. Это очень важно!

Что касается других аспектов нашей деятельности, вы знаете, что в нашем конференц-зале мы проводим массу различных мероприятий и круглых столов. Если нужно рассмотреть какие-то вопросы с научной точки зрения либо с общественных позиций — это круглые столы, которые мы практикуем регулярно. Это отражается в средствах массовой информации. Также мы проводим совместные скайп-конференции с Московским Свято-Троицким храмом на Воробьёвых горах. Наш земляк протоиерей Геннадий Ерёменко — клирик этого храма. У нас хороший контакт, братские отношения с этим приходом установлены. Общение людей со священником идёт постоянное, это тоже относится к нашей миссионерской работе.

Сегодня у нас сложилось благодатное время для духовно-просветительского наполнения своего сердца знаниями и пониманием основ православной культуры. Здесь нет проблемы. Есть общая проблема у нас всех в том, что свою духовную жизнь мы воспринимаем через призму неких действий и обрядов, и это происходит, порой, без глубокого понимания смыслов, которые они несут для человека. Христианская жизнь – это стремление идти за Христом, понимать и принимать Его учение и реализовать его в жизни.

Конечно, мы стараемся создать условия, чтобы в храме было тепло, чисто, хорошо, чтобы люди могли совершить Таинство Крещения маленьких детей, и получить радость от венчания. То есть, вся приходская жизнь идёт в тех формах, которые нам даёт устав церковный. Наша задача — это постоянное общение с прихожанами. С людьми, которые к нам приходят, мы встречаемся, стараемся поговорить с каждым, кто в этом нуждается. Духовная беседа с человеком — это и есть наша миссионерская работа.

Призыв к людям просвещаться через общение со священником, через литературу, через средства массовой информации не нов. Евангелие доступно сейчас для прочтения каждому. Есть масса материалов, книг, выступлений священства. Сегодня у нас сложилось благодатное время для духовно-просветительского наполнения своего сердца знаниями и пониманием основ православной культуры. Здесь нет проблемы. Есть общая проблема у нас всех в том, что свою духовную жизнь мы воспринимаем через призму неких действий и обрядов, и это происходит, порой, без глубокого понимания смыслов, которые они несут для человека. Христианская жизнь – это стремление идти за Христом, понимать и принимать Его учение и реализовать его в жизни.

И в этом твой храм, твоя община даёт уникальную возможность приблизиться к Богу и найти свой личный путь к преображению и служению Богу, людям и Отечеству.

***

Архимандрит Амвросий (Голышев) – настоятель храма Рождества Иоанна Предтечи в посёлке Видный и храма преподобного Нестора Летописца в районе ВВАУШ.

 — Я знаю, что типовой храм преподобного Нестора Летописца ещё строится. Службы ранее проходили в приспособленном под храм строительном вагончике. Там и сейчас совершаете богослужения?

— Нет, с Божьей помощью мы перешли в нижний храм нового здания. Год уже служим там. В вагончике у нас теперь проходят занятия воскресной школы, которую мы открыли в начале учебного года. Сейчас ходят к нам 10 деток. Мы проводим там и чаепития, и другие мероприятия. На наши престольные праздники, на Рождество, дети готовят праздничные поздравления для прихожан. А богослужения мы проводим в новом нижнем храме.

 — А расскажите саму историю возникновения храма. Как всё начиналось?

— Община была зарегистрирована в 2001 году. Начинал строить священник Пётр Брынчак. Он поставил вагончик и начал совершать богослужения. Отец Пётр пытался поставить рубленный храм, но не нашёл средств на свой проект. Так оно всё и затихло. Когда в 2015 году меня назначили настоятелем, я решил, что деревянный храм не для нашего региона. Нужны были большие деньги, чтобы его возвести. Мы решили делать каменный. На сегодняшний день за 4 года выгнаны стены, перекрыта крыша, и сделан нижний храм.

 — В перспективе каким будет храм преподобного Нестора Летописца?

— Это будет высокий пятикупольный храм. И шестой купол — это будет колокольня.

 — Купола какой формы? Шлемовидные, конусные?

— Нет. Это будут луковки.

 — Как в такие тяжёлые времена удаётся находить средства на такое грандиозное строительство?

— Очень трудно. Я большую часть года в разъездах нахожусь. Побывал во многих уголках Российской Федерации, многих знакомых приходится навещать и просить о благотворительной помощи на построение храма.

 — Думаю, жители Луганска не раз скажут спасибо, когда вы преодолеете все трудности, и храм откроет свои врата для прихожан. Ещё один красивый храм украсит наш Святоград Луганский. Расскажите и о втором Вашем храме.

— Он как раз первый храм, а не второй. Это высокий типовой храм. Находится в нелюдном месте на окраине города, в дачном посёлке. Освящён он в память евангельского события Рождества Иоанна Предтечи. Это основной наш храм. Он был построен совсем недавно, ещё не все строительные работы закончены. Ограждение еще не поставили. Но службы служатся в обоих наших храмах и в Иоанно-Предтеченском, и в Несторовском.

— Ваши храмы пострадали от обстрелов?

               — Иоанно-Предтеченский храм пострадал. В сентябре 2014 года прилетела мина и разорвалась рядом с храмом. Взрывной волной выбило 9 окон и все двери. Но все святыни, вся утварь остались нетронутыми, несмотря на то, что храм стоял полностью открытым. Ни огонь, ни воры не тронули храмовые святыни.

А о результате нашей деятельности говорят наши храмы. За 7 лет, причем таких тяжелых, построить 2 новых типовых храма — это немало!

Закладка камня под строительство Иоанно-Предтеченского храма была в 2012 году, а в 2015 году — мы уже освятили Престол в полностью возведённом храме.

В другом строящемся храме — преподобного Нестора Летописца — нотный хор образован. Богослужения у нас часто совершаются, все службы служим, и в будни, и в праздники храм открыт для прихожан. Люди радуются, что возобновляется жизнь в их районах. Есть куда прийти помолиться, куда привести детей — воскресная школа для деток действует. Приход как бы ожил за последнее время.

             

 — Вашими стараниями, о. Амвросий. Спаси Господи за многие труды во славу Божию! А есть такие проблемы, трудности, которые пока не удаётся разрешить?

— Хотелось бы, чтобы не священник один участвовал в поисках средств на возведение храма, а и городская власть, и глава республики, и министерство. Хотелось бы, чтобы и они принимали в таких стройках участие, выделяли средства на масштабные проекты, которые благоукрашают Луганск. Ведь это наш город, наша республика.

     ***

Протоиерей Павел Батарчуков — настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих радость», мучеников Гурия, Самона и Авива.

                — Знаю, с каким уважением к Вам относятся верующие. Многие люди, живущие далеко за пределами республики, знают о приходе, который в 2014-м оказался в эпицентре событий. Я так запомнила, что ваш храм горел от упавшего рядом снаряда, но вовремя потушили. Это так?

               — Нет, милость Божия в том, что храм не горел, хотя в его деревянных стенах, на куполе, на колокольне пооставались осколки от снарядов. Они вошли в тело храма раскалёнными, но не продолжили гореть. А вот каменное здание воскресной школы трёхэтажное, которое сразу за храмом стоит, то разбито капитально было. Там 50 с лишним окон выбило, и крыша, и стены, и забор повреждены. Это да. Было. А горело рядышком там, здание Горгаза, соседствующее с нашей территорией. Как раз туда было несколько прилётов.

           

— Старались ВСУ попасть в захваченное ополченцами здание бывшего СБУ, а все перелёты – ваши были. Чудо Господнее, что деревянный храм не сгорел! Батюшка Павел, а как и когда начиналась история вашего прихода?

               — Регистрация прихода иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» произошла в 1994 году. Примерно через полтора, а то и два года, с учётом всех юридических проволочек в оформлении документации, мы приступили к строительству самого храма.

— Как было выбрано место под храм?

— Место было выбрано это неслучайно. На этом месте когда-то находилось старое городское кладбище. Его в народе называли «Гусиновское». В конце 60-х, начале 70-х годов оно было порушено так, чтобы ничего не напоминало о том, что в центре города было кладбище. Основная масса захоронений была перенесена на кладбище за Автовокзалом и на кладбище на Острой Могиле. Оно тогда только открывалось. Было обращение местных властей, что, если кто желает перезахоронить останки родственников на любое другое кладбище, им будет оказана помощь. Но всё-равно, какая-то часть старых захоронений осталась в земле и по сей день.

Я луганчанин от рождения, поэтому с детства знал это кладбище, когда ходил туда с мамой, когда гулял по городу. Я видел его. Когда разрушили – было непонятно зачем это всё. Когда через Иванищев яр делали дамбу, чтобы пустить трамваи, машины возили весь этот грунт с кладбища, там были видны и старые гробы, и волосы, и кости человеческие. У меня восприятие того нового строительства коммунизма складывалось через призму всего этого ужаса, который пришлось наблюдать. Я был против.

Потом учёба моя была, долго не было меня в Луганске, я только изредка приезжал сюда.

 — А где вы учились?

— Одесская Духовная Семинария. А до этого я закончил нашу Луганскую школу №44. Потом сразу псаломщиком пошёл работать к моему дяде протоиерею Василию. Это был первый священник в нашем роду. Так-то мы все были православные. Род Батарчуковых и Ткачёвых — глубоко верующий был. Дядя ещё при основании Луганской епархии служил у архиепископа Никона (Петина) иподиаконом. Ну и потом уже стал священником. А когда я закончил школу, перед армией решил поработать в церкви. Это был мой выбор, моё желание служить Господу. И я работал псаломщиком. Но когда пошёл в Артёмовский военкомат, справка у меня была с места работы — из епархии.

А тогда не так как сейчас «шалтай-болтай» было, месяц после школы — и ты уже должен был устроиться на работу. Не устроишься — к тебе приходит участковый и спрашивает, почему не работаешь. Ты уже становишься тунеядцем для общества. И вот забирают справку в военкомате, а я псаломщик храма. Печать церковная. Военком – в шоке был: «У нас тут почти коммунизм, а ты разлагаешь дисциплину. Давай, устраивайся на нормальную работу». Отвечаю: «Так я работаю». Говорит: «Ну хорошо. Я тебе сделаю! Будешь мне до 28 лет проходить медкомиссию каждую весну и осень. Военный билет мы тебе не дадим. У тебя будет приписное свидетельство из военкомата — и всё». Для парня — это было унизительно. Быстро бы отслужил в армии, долг отдал Родине, и мог бы дальше делать что хочешь. А так — ты ни то и не это. Это была бы такая долгоиграющая помеха в жизни. Но Господь же знает, Он нас ведёт. Ну так, да и так. Я развернулся и ушёл.

Через какое-то время в храм приезжал такой достойнейший митрополит Сергий (Петров). Царствие ему небесное! А он меня знал с детских лет. Когда в храме стоял, я к нему подошёл и всё рассказал. Он говорит: «Давай, пиши на моё имя прошение о поступлении в духовную семинарию». Ну, мы документы на его имя переправили и вопрос был решён. Я — в семинарии.

Но! Армия-то висит. Так вот, вскоре меня прямо с Одесской семинарии забрали в армию. Служил в Подмосковье, в Дубне. 2 года добросовестно, честно отслужил, ещё и в отпуск отпускали.

 — Кем вы были в армии? В каких войсках?

— А из семинарии брали только на трудовой фронт — это стройбат. Оборона Москвы — это тот щит, который строился при непосредственном моём участии. Пусть микроскопическом, но я в этом участвовал и этим с юности стою на обороне. (И храм в Луганске тоже неподалёку от Оборонной улицы построил). Потом я вернулся из армии, спокойно закончил семинарию. После неё — Московскую Духовную Академию. Какую-то часть отучился, и нас направили в Патриархию. Там я работал с митрополитом Сергием, в Чистом переулке — 5, референтом и управделами Московской Патриархии. Затем аспирантура, Пражский богословский университет. Став магистром богословия, вернулся в Москву.

 — Это правда, что Вас рукополагал сам Патриарх?

— Да, Святейший Патриарх Всея Руси Алексий II возводил меня в иподиаконы. Как только женился, сразу написал прошение на рукоположение. Отец Матфей (совсем недавно преставился, Царствие ему небесное!), подходит ко мне и спрашивает: «Вы не против, Павлик, чтобы вас Святейший рукоположил? Я стою и думаю: «Боже мой! Мне такой вопрос задают!» И не думал, и не гадал, и фантазии не было, что такое возможно. На всё воля Божья! Конечно, я с радостью согласился.

И Святейший Патриарх Алексий II в Патриаршем Елоховском соборе 2 декабря 1990 года рукоположил меня в диаконы, потом сразу направили меня в большой приход Вознесения Господня. Я там служил диаконом. А потом началась свистопляска 91-93 годов. Куда, что, как? Надо было определяться. И я приехал к своим родителям в Луганск и остался здесь жить. Без разговоров, главное, что мама и папа в моей помощи нуждались здесь, мной были досмотрены и похоронены. Митрополит Иоанникий (Кобзев – ныне на покое), дай Бог ему здоровья, постриг их в монашество. Папа Батарчуков Николай Игнатьевич фронтовиком был, причём настоящим, участник боевых действий, дошёл до Берлина. Его имя вписано в книгу памяти, которая была выпущена в Луганске. Так что я сын фронтовика. А дальше уже, поставим многоточие…

 — Отец Павел, почему всё-таки вы приняли решение ставить деревянный храм?

— Я иду по жизни в большей степени не прагматически, а интуитивно. То есть, если посылается проблема, я говорю, Господь управит. Нужно было ставить храм, фундамент строить. Настоятель, он кто? Он — всё, по принципу «сам пою, сам кадило подаю». А ещё и — «сам ищу финансы, сам решаю, как их правильно реализовать». Каждый мешок цемента, каждая банка краски, каждый куб досок – они имеют цену. Люди прониклись, дали копейку. А люди, они такие, они не спрашивают, но смотрят: их вложенный рубль дал результат? Строится, делается — значит всё в порядке.

Ну и пришёл я в этот новоделанный парк с документом, что я на 49 лет взял его в аренду. Так по закону было положено. Со специалистом поговорил, они мне нарисовали проект, вывели цифру, что на начало проектных работ нужно столько-то. Смотрю, а там повторяются по несколько раз все цифры, которые есть. В общем, миллионы, миллионы и миллионы. Я только сорок тысяч за одну бумажку эту «Гражданский проект» им заплатил. Думаю: — «Сяду я среди этих пеньков и больше ничего здесь не построю». Тяжело было в 90-х годах с финансами.

 — Да, как и сейчас, наверное. Нас трудные времена надолго не оставляют.

— Так оно и есть. А на Руси всегда храмы строились в трудные времена. У нас сейчас, мы слышим, всё освящаются и освящаются новые храмы. Показатель такой. В Европе закрываются — у нас открываются. И есть востребованность строить ещё больше!

В общем, поехал я к своим друзьям, которых и сейчас ещё много осталось в Москве. Был благочинный Свято-Троицкой Сергиевой лавры, митрополит Даниил (Доровских), мой одноклассник по семинарии. Приезжаю в Сергиев Посад, в лавру. Стою у раки мощей святого и прошу: «Преподобный человек, помоги. Как? С чего начать?» Я богослов, если на то пошло. Работа моя апостольская — «Святоотеческое учение в единстве Церкви». А теперь я прораб, получается, с нулевым в этом плане образованием. Я преподобному Сергию всё это говорю. А когда вышел из храма, смотрю, отец Даниил идёт.

«О! Привет, привет. Как жизнь?..» Рассказал я ему о ситуации, так мол и так: «Благословение от архиерея имею строить храм, а средств на это не имею». Он говорит: «А поехали на хозяйственное подворье лавры, посидим, пообщаемся. Там нас никто не будет трогать. А здесь то один, то другой зайдёт, не дадут спокойно поговорить». Приезжаем на подворье. Это в нескольких километров от лавры. Там стоит деревянный храм в честь преподобного Сергия Радонежского. Показываю на храм и говорю: «Отец Даниил, вот так, мне вот это надо!» Может, грубо, но по-свойски мы так общались.

Вот так история деревянного храма в Луганске началась. Вот именно этот проект деревянного храма был одобрен, и братская помощь пришла на луганскую землю.

— Ваш храм ещё казачьим называют.

— Казачий — это Свято-Казанский храм. А наш — казаки с давних пор тоже полюбили. Мы с ними давно дружим, беседуем на темы, которые их интересуют. Они приходят на службы. На праздники мы гулянья народные устраиваем в парковой зоне.

— Спаси Господи за рассказанную историю. А чем в современности занимается община иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость»?

— Чем занимаемся? Молимся. Трудимся. Социальным служением занимаемся. Мы с 14-го по 17-й годы кормили полноценным горячим обедом каждого, кто приходил и выдавали гуманитарную помощь. Я получал её из России по своим каналам, и мы раздавали её нуждающимся. Всё это отображено на нашем сайте.

***

Протоиерей Георгий Денисов — настоятель храма в честь святой мученицы Татианы при Педуниверситете им. Т. Шевченко.

— Отец Георгий, какова история возведения этого университетского храма?

— По инициативе ректора, преподавателей, студентов и Луганской епархии было высказано желание и принято решение на территории университета воздвигнуть храм в честь святой мученицы Татианы — покровительницы всех студентов. Эта инициатива была воплощена в жизнь. В 2008 году владыкой Иоанникием было утверждено место под храм и заложен камень. Вслед за этим было начато строительство.

 

— Кто был первым настоятелем храма?

— Первым настоятелем храма был, почивший в октябре 2018 года, протоиерей Виктор Никулин. Он также являлся и преподавателем в университете. Царствие ему небесное! Параллельно, пока строился храм, приходу была выделена комната молитвенная, где совершались богослужения. Храм и сегодня ещё находится в стадии строительства, хотя основные работы завершены, но продолжаются строительные работы в нижнем цокольном этаже храма, где будут находиться трапезная, воскресная школа, комнаты для священников и так далее. Верхний храм мы также продолжаем благоукрашать.

— Храм серьёзно пострадал от обстрелов. Как это произошло?

— В 2014-м году храм действовал. В его стенах совершались богослужения, не смотря на военные действия. Во время очередных обстрелов один из снарядов лёг в непосредственной близости от храма. Его стены были повреждены множеством осколков. Он весь был посечён, прошит насквозь этими осколками. Окна все были вынесены, повреждения были и на крыше, и внутри тоже. Я пришёл в этот приход в уже в 2017-м году. В данный момент уже всё восстановлено. Храм заново оштукатурен, покрашен, расписана часть купола. В данный момент уже ничто не напоминает о трагедии 2014-го года. Храм внешне даже стал лучше, чем был до войны.

— Расскажите о ваших необычных иконах.

— У нас в храме находится несколько таких чтимых икон. Это храмовая икона святой мученицы Татьяны, которую особо почитают студенты. Также есть икона Божией Матери «Прибавление ума». Ещё её называют «Подательница разума» и «Ключ разумения». Тоже не случайно на территорию университета она прибыла. День памяти этой иконы как раз 1 сентября, что совпадает с началом учебного года. И уже сложились некоторые традиции с этой иконой и с этим университетским храмом. 1 сентября все собираются возле храма, мы выносим икону Божией Матери «Прибавление ума» и совершаем перед ней молебен для студентов, абитуриентов, преподавателей и всех, кто работает в университете. Все получают благословение на новый учебный год.

Принимая участие в жизни университета, в его мероприятиях, мы напоминаем миру о Боге. И это очень важно, чтобы студенты и преподаватели чувствовали, что есть у нас такая связь с ними, есть такая духовная поддержка. Такая работа может быть только на благо обществу.

Также у нас широко празднуется День памяти святой мученицы Татьяны — 25 января. Обычно в этот день Божественную литургию совершает Высокопреосвященнейший митрополит Луганский и Алчевский Митрофан. Храм в этот день полон студентов. Они приходят для того, чтобы испросить помощи покровительницы нашего храма — святой мученицы Татианы.

А ещё у нас несколько лет как сложилась традиция на пасхальные праздники совершать благотворительный марафон «Пасхальное чудо». Проводится это мероприятие по инициативе ректора Луганского национального университета (ЛНУ) имени Тараса Шевченко Елены Николаевны Трегубенко и нашего владыки Митрофана. «Пасхальный марафон» — это место ярмарки, где студенты своими руками готовят куличи, пасхальные крашенки, делают художественные оформления, поделки разные. Все эти поделки, выпечку, крашенки они за символичную плату продают посетителям. А деньги, собранные на этом благотворительном марафоне «Пасхальное чудо», руководство университета совместно с представителями епархии распределяют. Или это адресная помощь, или дом инвалидов, или дом престарелых, или детское учреждение, нуждающееся в таком внимании. Либо студенты с ограниченными возможностями получают необходимые им вещи, приобретённые на вырученные с ярмарки средства.

— В учебном процессе, как духовное лицо, вы как-то участвуете? Как вы общаетесь со студентами? Есть ли условия для бесед? Храм есть, это понятно. Он и поставлен, чтобы приобщать к вере студентов, но ведь далеко не все молодые люди в него заходят.

— Храм наш, хоть и считается ведомственным, университетским, но он также является и приходским. В храме мы совершаем обычный круг уставных богослужений. На таких службах присутствуют не только студенты, но и жители близлежащих домов, и другие верующие, которые приезжают из других районов города. У нас есть воскресная школа для взрослых. После завершения строительных работ (уже в этом году), планируется открытие и воскресной школы для детей.

Для студентов должно быть всё по-настоящему, им важно вникнуть в самую сердцевину происходящего. У меня только положительные прогнозы, относительно нашей молодёжи.

А со студентами, слава Богу, есть у нас такая возможность, мы общаемся в Духовно-просветительском центре преподобного Нестора Летописца, который также, как и храм находится на территории университета. Мы, как священство, можем через созданный в 2014-м году центр, вплетаться в учебный процесс университета. Духовный центр сам по себе сотрудничает с храмом. Он — то связующее звено между храмом и университетом. То есть, мы сегодня не можем напрямую вещать или проповедовать в университете. Для этого есть храм. Но опосредованно, то есть, не напрямую, а через центр, через участие в конференциях, круглых столах, брейн-рингах, мы можем рассказывать студентам о нашей вере. Принимая участие в жизни университета, в его мероприятиях, мы напоминаем миру о Боге. И это очень важно, чтобы студенты и преподаватели чувствовали, что есть у нас такая связь с ними, есть такая духовная поддержка. Такая работа может быть только на благо обществу.

— Какие они сегодня, студенты наши? Знаете, как старики у нас обычно сетуют: «Вот они такие-сякие!», «Ну и молодёжь пошла…» Как вы, в общем, оцениваете молодежь нашу?

— Наверное, неправильно оценивать молодых людей в общем. Они противоречивые, старательные, любознательные. У них у всех есть обострённое чувство к справедливости. Но они все очень разные. Многие из них, и такая тенденция есть, сегодня приходят в храм, тянутся к вере, начинают вникать в богослужение. Некоторые студенты у нас поют на клиросе. И не только студенты, но и преподаватели, и профессора. Они участвуют в богослужениях, интересуются, вникают. Для студентов должно быть всё по-настоящему, им важно вникнуть в самую сердцевину происходящего. У меня только положительные прогнозы, относительно нашей молодёжи.

                

— Как вы считаете, текущая война отразилась на мировоззренческих ценностях студентов? Может, отрезвила, заставила сделать какие-то выводы?

— Я думаю, событие такого масштаба, которое с нами произошло, на каждом человеке оставило свой отпечаток. Заставило переосмысливать свою жизнь, глубже её анализировать, понимать, что жизнь — это большая ценность, ставить себе такие вопросы, которые до войны человек себе и не подумал бы задавать. В дни таких серьёзных испытаний люди чаще начинают задумываться о ближних, о своих родных, ценить добрые отношения друг к другу. Такие события, как война, никого не могут оставить безразличным. Конечно, разные есть случаи, кто-то озлобился, потеряв веру или надежду, но, в целом, в большинстве случаев человек позитивно разворачивает свою жизнь и часто разворачивает её к Богу.

Такие события, как война, никого не могут оставить безразличным. Конечно, разные есть случаи, кто-то озлобился, потеряв веру или надежду, но, в целом, в большинстве случаев человек позитивно разворачивает свою жизнь и часто разворачивает её к Богу.

Мы беседуем в преддверие большого православного праздника, поэтому всем желаю благополучно совершать подвиг святого поста, который мы сейчас проходим, чтобы с радостью в сердце, с надеждой, с упованием на Бога встретить Великое Христово Воскресение!

Беседовала 

корреспондент «Православной Луганщины»

Светлана Тишкина

Прочитано 107 раз

2 комментарии

  • Комментировать Светлана Тишкина Понедельник, 04 мая 2020 22:53 написал Светлана Тишкина

    Спасибо, Алина. Не ожидала, что достанешь такое далекое стихотворение.

  • Комментировать Алина Уханова Понедельник, 04 мая 2020 19:23 написал Алина Уханова

    Светлана, читая сегодняшнее интервью со священнослужителем, вспомнилось твоё стихотворение 2015г. Небольшой отрывок из него ставлю здесь:

    От храма к храму,
    От храма к храму…
    Иду в тот самый,
    Где не была...

    У пчел есть соты,
    У нас – красоты,
    Пусть храмов сотни –
    Неповторим

    Буквально каждый
    Из них пейзажем,
    Убранством, стажем –
    У всех свой стиль.

    Дух православный
    Поет Осанну!
    Укладом справным
    Любой блестит.

    Зайдешь – с порога
    Любовью к Богу
    Пахнет премного –
    Да, здесь твой дом!

    Но кто-то должен
    Суть подытожить,
    Любовь умножив,
    Воспеть о том!

    О каждом храме
    В стихах ли, драме
    О том, о самом
    Составить труд.

    От храма к храму,
    От храма к храму…
    С блокнотом правды
    Иду, иду...

    Поклон до земли за твои старания!

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Вверх
Рейтинг@Mail.ru